HUSCAP logo Hokkaido Univ. logo

Hokkaido University Collection of Scholarly and Academic Papers >
スラブ・ユーラシア研究センター  >
スラヴ研究 = Slavic Studies >
49 >

シュリクンとその現代的機能 : アルハンゲリスク州ヴェルフニャヤトイマ地区調査から

フルテキスト
49-008.pdf972.12 kBPDF見る/開く
この文献へのリンクには次のURLを使用してください:http://hdl.handle.net/2115/38983

タイトル: シュリクンとその現代的機能 : アルハンゲリスク州ヴェルフニャヤトイマ地区調査から
その他のタイトル: Мифологический образ «шуликун» и его современные функции
著者: 塚崎, 今日子 著作を一覧する
発行日: 2002年
出版者: 北海道大学スラブ研究センター
誌名: スラヴ研究 = Slavic Studies
巻: 49
開始ページ: 213
終了ページ: 244
抄録: Данная статья посвящена анализу одного из мифологических образов «щуликун» и его современных функций на основе материалов, собранных в XIX- начале XX в. и в конце XX в. Некоторые материалы были также записаны автором в экспедициях в Архангельскую область в 1995, 1996 и 2000 гг. На севере России и в Сибири широко известен мифологический образ «шуликун», которого называют также шулигин, шуликин, шиликун, шолыган, селикан, сюлюкюн и др. По поверьям, это обычно маленький нечистый дух, редко появляющийся в одиночку. Шуликуны живут вообще в воде, но на Святки (в канун Рождества, 6 января) появляются из воды, а после Крещения (19 января) снова исчезают в воде. Иногда они остроголовы или наряжены в остроконечные колпаки. В то же время, шуликунами именуют также ряженых на Святки. С конца XIX в. происхождение этого образа и названия привлекало к себе внимания таких ученых, как А. Павловский, А. П. Щапов, В. Л. Серошевский, Г. С. Виноградов и Д. К. Зеленин, последний из которых посвятил им особенно обстоятельную работу. Во второй половине XX в. специальное внимание на его неславянское название обратили Р. Г. Ахметьянов, О. А. Черепанова и Н. И. Толстой. Целью данной статьи является не выяснение происхождения этого образа и его названия, а анализ его атрибутов и изменения функций шуликунов путем использования фольклорных материалов разных жанров и времен. По результатам анализа в шуликунах можно выделить следующие элементы. Во-первых, «вода» для них не имеет существенного значения, хотя шуликуны живут вообще в воде как водяные. «В воде» и «на земле» для них значит «тот свет» (мир смерти) и «этот свет» (мир жизни). Во-вторых, их появление на суше на Святки (во время зимнего солнцестояния) понимается как один из примеров появления у людей мифических существ в период какой-либо временной границы (как русалки на Троичной неделе, ведьмы на Ивана Купалу и др.), а также как бегство нечистых сил от водосвятия в Крещении. Таким образом можно сказать, что их пространственно-временная характеристика опирается на мифическое мировоззрение человека. В-третьих, во внешнем виде и поведении шуликунов на земле отражаются такие святочные обрядовые действия как гадание, ряженье, колядование и т. д. Это значит, что образ шуликунов вообще определяют элементы Святок, в течение которых они, по поверьям, существуют как живые. Кроме этих традиционных элементов в современных материалах особенно легко отметить еще два элемента, которые были не так заметны в шуликунах ранее. Одним из них является то, что они дают детям подарки на Святки, другим - то, что они пугают детей, которые могут ходить по опасным местам. Обе эти особенности имеют практи-ческие функции с точки зрения взрослых: шуликуны дают детям рождественские подарки, а также добиваются от них желаемого поведения. Строго говоря, это уже не существенные элементы самих шуликунов, а прибавленные впоследствии взрослыми. Можно предположить, что первый элемент был заимствован из образа Деда Мороза, а второй - у других мифологических персонажей, таких как бука. При диахроническом просмотре материалов заметно уменьшение традиционного верования в существование шуликунов. Это конкретно показано такими моментами, как постепенное сближение понятия «шуликун» с ряжеными в современных материалах и приближение текстов о них к сказочной прозе (например, страшилка, сказка) по мере наделения их практическими функциями. Таким образом, мифологический образ «шуликун», упоминаемый в несказочной прозе и основанный на древних мифических представлениях, обнаруживает с течением времени изменения как в функциях, так и в жанрах. Можно сказать, уменьшение традиционных верований связывается с изменением качества фольклорного текста, что способствует и ускоряет метаморфоз мифологического образа.
資料タイプ: bulletin (article)
URI: http://hdl.handle.net/2115/38983
出現コレクション:49

 

本サイトに関するご意見・お問い合わせは repo at lib.hokudai.ac.jp へお願いします。 - 北海道大学